НА НИЗКОМ СТАРТЕ

CNews Analytics


 

 

В 2006 ГОДУ ПРОИЗОШЕЛ РЯД ВАЖНЕЙШИХ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ЭНЕРГЕТИКИ СОБЫТИЙ: ПОЧТИ ЗАВЕРШЕН ПЕРВЫЙ ЭТАП РЕФОРМЫ, СВЯЗАННЫЙ СО СТРУКТУРНЫМИ ПРЕОБРАЗОВАНИЯМИ В ОТРАСЛИ. И ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ О ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ РЫНКА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ СКАЗАЛИСЬ КАК НА ФИНАНСОВЫХ ПОКАЗАТЕЛЯХ,ТАК И НА ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ ОТРАСЛИ. УЖЕ САМО ПО СЕБЕ РЕФОРМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ РАСПОЛАГАЕТ К ЭНЕРГИЧНОМУ ВНЕДРЕНИЮ ПЕРЕДОВЫХ РЕШЕНИЙ.

В 2006 году российская энергетика продолжала постепенно наращивать объемы. Индекс производства находился на чуть более высоком уровне, чем в среднем по экономике (6% против 4%). Наиболее успешно развивались тепловые станиии (6,4%),чуть хуже атомные (5,8%). ГЭС показали отрицательную динамику (-2%). Несмотря па положительные тенденции, характерные для всей российской экономики, уровень рентабельности в отрасли находится на недопустимо низком уровне — 7% (19% в среднем по экономике), а доля убыточных предприятий максимальна среди отраслей промышленности — 52 %.

Вывести электроэнергетику из кризиса была призвана реформа отрасли. В 2006 году в ее рамках были сделаны шаги, имеющие решающее значение для дальнейшего развития этого рынка. В первую очередь был практически завершен первый этап, связанный со структурными преобразованиями.Во-вторых, в правительстве приняли принципиальные решения относительно либерализации рынка электроэнергии и привлечения в отрасль частных инвесторов. При этом, в качестве ключевого механизма привлечения инвестиций было утверждено IPO.

Правительство видит основной целью проводимой реформы создание конкуренции на рынке электроэнергии. Необходимость реформы вызвана тем, что большинство энергетических активов было построено в 60-70 годах, изношено, морально устарело и требует огромных инвестиций. Применяемое в компаниях оборудование отличается крайне неэффективным использованием топлива и крайне низким КПД.

Положение в отрасли было таково, что предприятия не были заинтересованы в модернизации и не проводили инвестиционную политику. Это объясняется отсутствием механизма принуждения делать соответствующие вложения, а также механизма привлечения инвестиций извне. Не изменив коренным образом структуру отрасли, страна рисковала потерять ее целиком. В качестве механизма принуждения к модернизации был выбран принцип конкуренции, для чего единая компания была разделена на сопоставимые по размеру предприятия, которые смогут конкурировать на рынке оптовых продаж электроэнергии. Благодаря либерализации цен отрасль электроэнергетики может стать более привлекательной для инвесторов, так как это позволит окупать вложения в более короткие сроки. Всего, согласно планам Минпромэнерго России, инвестиции в российскую энергетику до 2010 года должны составить порядка 72 млрд. долларов.

Таким образом, период до 2010 года должен стать этапом большой стройки для отрасли электроэнергетики. Значительная часть привлеченных средств будет потрачена на увеличение КПД и эффективности расходования топлива. Помимо этого, важной задачей является достижение устойчивости системы. Решение обозначенных трудностей предполагает значительные инновационные проекты и внедрение современных ИТ. Уже сейчас индекс ИТ-активности электроэнергетики — один из наиболее высоких в промышленности и превышает средний по отраслям почти в два раза (4,7% против 2,7% в промышленности в целом). Доля процессных инноваций тоже очень высока и составляет порядка 87 %.

Во многом инновационная активность предприятий энергетики связана с осознанием необходимости совершенствования технологических процессов, а также с ходом реформы: выделение самостоятельных, более гибких компаний позволяет им активнее искать и применять новые решения. То, насколько успешно будут сделаны их первые самостоятельные шаги, во многом определит вектор их будущего развития. Значительная часть дальнейшего успеха зависит от удачного интегрирования современных разработок и смены устаревшего оборудования.

Двигатель реформы

По данным Росстата, в энергетике происходит уверенный рост ИТ-расходов на протяжении всего периода реформы. Ежегодно они увеличиваются на 3 млрд. руб. и в 2006 году превысили 9 млрд. руб. Конечно, это не те объемы, которые необходимы отрасли, но, учитывая планы правительства и РАО ЕЭС, а также растущую инвестиционную привлекательность этого сектора, можно надеяться на достижение гораздо более значительных показателей.

Если сравнить динамику расходов на ИТ в различных отраслях, становятся очевидны преимущества электроэнергетики. Во-первых, это чуть ли не единственная отрасль, где показатель ни разу за последние 4 года не был отрицательным ни по одному из видов ИТ-затрат. Во-вторых, в электроэнергетике зафиксирована максимальная доля расходов на ИТконсалтинг, что говорит о комплексном подходе к информатизации предприятий отрасли. Когда речь идет о многофункциональных территориально-распределенных объектах, применение ситуативного тактического решения часто оказывается неэффективным.

«Фонды» против «софта»

Но каковы же долгосрочные перспективы развития ИТ в отрасли? Широко известный форс-мажор в работе московской электроэнергетики в 2005 году, когда сбой в одной из подстанций привел к почти полному хозяйственному параличу российской столицы, показал, что отрасль «хромает» сразу на обе ноги. С одной стороны, достигли критического состояния основные фонды подстанций. С другой стороны, была продемонстрирована полная неспособность оперативно управлять электроэнергетической инфраструктурой как единой, технологически и информационно связанной системой.

Эти два аспекта определяют основные направления инвестиций в рамках реформы РАО ЕЭС — вложения в обновление основных фондов и инвестиции в ИТ. Теперь, когда основная фаза реструктуризации отрасли завершена, эти две статьи расходов становятся главными составляющими политики модернизации и вступают в конкуренцию друг с другом. Какой акцент будет сделан в ближайшее время в политике РАО ЕЭС — инвестировать в ИТ или в основные фонды — остается ключевым вопросом.

Отрасль явно готовится к очередным дорогостоящим вложениям, довольно активно ведя себя на рынке кредитов — уже сейчас удельный размер кредита, приходящегося на одно предприятие энергетики, в 8 раз превышает средний по экономике. Но ясно, что денег здесь не настолько много, чтобы одновременно и перевооружить всю базу советской электроэнергетики, и внедрить по всему холдингу сверхновые КИС. Что же станет приоритетом и какая часть средств будет направлена на ИТ? Здесь возможны три сценария развития.

Первый сценарий — резкий взлет расходов на ИТ — реализуется в том случае, если в политике будет сделан выбор в пользу массированных ИТ-инвестиций в ущерб обновлению основных фондов. Тогда темпы роста ИТ-затрат могут быть увеличены в разы.Не исключено, что начало этому уже положено, и выбор сделан — рост ИТ-расходов в электроэнергетике последние 3 года составляет 40-80 %.

Второй сценарий предполагает выбор в пользу обновления основных фондов, что является очень дорогостоящим проектом, поэтому ИТ-инвестиции в этом случае рискуют резко сократиться на 3-4 года.

Наконец, возможен и промежуточный сценарий, если РАО ЕЭС будет проводить комплексную инвестиционную политику, тратя понемногу на все. Тогда темпы информатизации будут весьма скромными, хотя и устойчивыми, в отличие от второго сценария.

Доли вероятности

Насколько вероятен каждый из сценариев — судить довольно сложно, поскольку это, в основном, вопрос политического выбора руководства РАО ЕЭС. Гипотетически наиболее велики шансы у первого сценария, подразумевающего, что деньги будут преимущественно тратиться на ИТ-модернизацию в ущерб коренному перевооружению основных фондов предприятий электроэнергетики. Действительно,текущие процессы организационной реструктуризации в отрасли логично сопровождать внедрением КИС в новообразованных структурах.

Российскую электроэнергетику сегодня буквально трясет от оргтрансформаций. Как уже упоминалось, доля процессных инноваций в отрасли очень высока и составляет порядка 87 % при 52 % по промышленности в целом. При этом, чем сложнее организация холдинга (а теперь региональные АО-энерго делятся на почти автономные коммерческие структуры по видам деятельности — генерация, сети, сбыт и ремонт), тем сложнее совершенствовать систему их информационного взаимодействия со штаб-квартирой РАО ЕЭС и тем логичнее планировать и внедрять ИС параллельно общему реструктуризационному процессу. Собственно, это, возможно, уже и происходит — сейчас основной рост в ИТ-расходах приходится именно на консалтинг (+111 % в 2005 году, +43 % в 2006 году).

Кроме того, у данного сценария есть и неформальное, «политическое» преимущество. Он позволяет достичь быстрых видимых результатов относительно меньшими средствами и дает возможность «рапортовать» об успехах реформы, тратя гораздо меньше, чем потребовалось бы на технологическое перевооружение основных фондов, что, к слову, может оказаться вообще неподъемной задачей.

Противоположный сценарий — перенос акцентов в инвестиционной политике РАО ЕЭС на капитальные вложения с отвлечением средств от прочих статей расходов, в том числе и от ИТ — маловероятен ввиду необходимости в этом случае слишком больших финансовых вливаний и невозможности получить быстрый результат. Вряд ли замена основных фондов станет задачей среднесрочного периода. Скорее всего, отрасль сначала насытят всякого рода «нематериальными активами» вроде дорогих ИС, а обновление основных фондов отложат или будут производить постепенно в текущем режиме. В конце концов электроэнергетика в этом ключе мало чем отличается от других отраслей российской промышленности, ни одна из которых не спешит обновлять фонды, зато ИТ все они внедряют весьма активно.

Опять же, это вполне соответствует привычной российской практике — не улучшать дороги, а делать вездеходы, не устранять причины технологических катастроф, а создавать МЧС для борьбы с их последствиями и т.д. Так, вероятно, будет и здесь лучше и дешевле не обновлять фонды, а создать инфраструктурный механизм контроля, мониторинга и оперативного реагирования на неполадки. Не улучшить состояние станций, одной из таких, что «рванула» в Капотне в прошлом году, а внедрить модную ИС, которая расскажет о том, что где рухнуло, рвануло и откуда можно взять ресурс. С определенной стороны это все же лучше, чем ничего, хотя и не является решением проблемы по существу.

Наконец, некоторые перспективы имеют промежуточный сценарий. Однако вероятность его реализации все же ниже, чем у первого. Лучше аккумулировать средства на чем-то одном и получить хоть какой-то, но законченный результат, чем долго и мучительно пытаться улучшить все.

Готовясь к ИТ-буму

Итак, стоит ожидать, что в ближайшее время спрос предприятий электроэнергетики будет расти ускоренными темпами. «ИТ-бум» в отрасли очень вероятен, хотя он будет весьма скоротечным и вряд ли продлится дольше 2-3 лет. После чего объем ИТ-расходов резко снизится, и отрасль перейдет в режим текущего, «рабочего» потребления тех или иных услуг ИТ-интеграторов и ИТ-консультантов.

Срока в 2-3, максимум 4 года будет достаточно, чтобы внедрить единую информационную систему, которая свяжет все предприятия нового холдинга. Скоротечность ожидаемого ИТ-бума определяется еще и тем, что, скорее всего, это будет централизованная программная акция, управляемая «сверху» из штаб-квартиры РАО ЕЭС. Новорожденные «дочки» региональных энергопредприятий пока мало на что способны — и, скорее всего, их всех доведут до нужного состояния внешними усилиями руководства холдинга. Это выгодно еще и потому, что так проще всего выдержать принцип единства стандартов — ключевой фактор, который будет связывать теперь коммерчески самостоятельные кусочки бывшей ЕЭС.

 
Полное содержание статьи Вы можете найти в первоисточнике
Источник:  ©  CNews. - 2007, № 3. - С. 60-65.
Материал размещен на www.transform.ru 19.03.2007 г.
 

 

Перейти в форум для обсуждения

  ©  TRANSFORMаторы 2004—2010


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика ??????????? ????