Информационный портал  "TRANSFORMаторы"

 

Поперек недоумений

Максим Казак


 

 

УСТОЯВШЕЕСЯ МНЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ИЗ ВСЕГО СПЕКТРА ИТ В РОССИИ МОЖНО ЗАНИМАТЬСЯ ТОЛЬКО ПРОГРАММНЫМ ОБЕСПЕЧЕНИЕМ, НЕ ИМЕЕТ ПОД СОБОЙ НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ, НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ОПЫТ НАШИХ СОВЕТСКИХ ПРЕДКОВ РЕШИТЕЛЬНО НЕ АРГУМЕНТ. ИНВЕСТИРОВАТЬ В ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ЭЛЕМЕНТНУЮ БАЗУ ГОТОВЫ И ГОСУДАРСТВО, И БИЗНЕС. КАК ВСЕГДА, НАС ОГРАНИЧИВАЕТ ТОЛЬКО ОДНО ПРОКЛЯТЬЕ.

Недоумение — именно так можно описать первую реакцию большинства из тех, кто слышит о планах иностранной компании вложить 1,2 млрд. долл. в производство передовой микроэлектроники в России. Первое, что этому большинству приходит в голову, — афера. Недоумение опять возвращается, когда оказывается, что малазийская KWE, предложившая этот проект, работает в нашей стране более пяти лет. А, собственно, откуда это недоумение? Каковы его корни?

Главный аргумент скептиков — отсутствие у русских культуры труда, необходимой для создания качественного аппаратного продукта. Могут разработать, но производить не могут. Так как последние пятнадцать лет на территории России никакого значимого выпуска микроэлектроники не наблюдалось, подобные выводы строятся исключительно на опыте советского хозяйствования, на опыте экономики, в которой этой теме значимого внимания никогда не уделялось.

Вспомним, что, с конца 20-х до начала 60-х годов прошлого века сверхусилия страны были направлены на создание индустриальной инфраструктуры, прежде всего транспортной и энергетической, а также тяжелой промышленности и ВПК. В течение следующих трех десятилетий, на которые пришелся бум развития микроэлектроники, Советский Союз был вынужден решать совсем иные задачи. Растерзанное сельское хозяйство полностью выдохлось. Население одной шестой части суши оказалось в положении, когда оно не могло себя прокормить. Экономическим приоритетом, наряду с развитием «военки» и поддержкой братских по лагерю стран, стал импорт зерна и иного продовольствия. Из крупнейших в мире экспортеров хлеба русские стали крупнейшими его импортерами. В этой правде жизни микроэлектронике, как и многим другим инновациям, не оставалось никакого пространства. Место оригиналов прочно заняли копии с иностранных образцов. При всей своей надежности это военное производство было полностью лишено гибкости и, по сути, никогда не было самостоятельным. Вы считаете, тут могла возникнуть культура труда?

Конечно, преградой на пути отрасли была не только и не столько структура макроэкономических приоритетов, сколько особенности социалистического метода хозяйствования. Прежде всего — отсутствие мотивации работников. К прекрасной коммунистической идее, использовавшейся в пропаганде, люди XX века оказались совсем не готовы. Подавляющее большинство не заинтересовалось общим благом и было сосредоточено исключительно на личном. Трудовые подвиги первых десятилетий власти большевиков, хотя частично и стали результатом этого призыва к строительству рая на земле, в большей степени являлись результатом насилия. Во времена, на которые пришелся пик развития микроэлектроники, принуждения в прежних масштабах в СССР уже не было. Не осталось и никаких стимулов к качественному труду. «Коммунизм завтра», как мотивация, уже был полностью девальвирован лицемерием правителей.

В отсутствие идеи, «правды», на которую когда-то были так падки русские, оставались только традиционные капиталистические вожжи: значимая денежная мотивация и карьера. Ни первого, ни второго в нормальном понимании в советской системе 70-х и первой половины 80-х не существовало: большие легальные гонорары получали только генералы и академики, артисты и космонавты, а путь к деловому Олимпу лежал исключительно через номенклатурно-партийное грехопадение. К последнему интеллигенты-инноваторы «постоттепели» уже не были готовы. Наши местные технари-кулибины, которых часто вспоминают в данном контексте, были способны на многое, но никак не на создание конкурентоспособной отрасли. В 86-м, после падения цен на нефть, на экспорте которой к этому времени держалась вся экономика страны, стало совсем не до микроэлектроники. Вы считаете, тут могла возникнуть культура труда?

В современной России эта культура вполне может сформироваться. Вопрос мотивации вроде бы решен, в последние годы денег стало так много, что и в макроэкономических масштабах правительство способно выделять ресурсы не только на микроэлектронику, но и на иные высокие технологии. Сдерживает пока только объективный страх перед инфляцией. Формируется благоприятный налоговый режим. Не требующий столь масштабных инвестиций отечественный бизнес программных разработок уже доказал свою конкурентоспособность. Как и все предыдущие семьсот лет, передовые производства начнутся у нас с иностранцев. Очередная попытка. Казалось бы, все должно заработать? Хотелось бы. Но оптимизм в этом вопросе так хрупок.

Это подробно описано в книгах. Имя ему «нефтяное проклятье». Это когда вся экономическая логика встает противотанковым ежом на пути любых перемен. Это когда все соседи активно хотят получать от вас энергоресурсы, активно не хотят подпускать вас к современным технологиям, и инвестиций в эту отрасль можно дождаться только из далекой Малайзии. Это когда правительство, выполняя свою работу, может принять все необходимые концепции, стратегии и программы развития, но все деньги, выделенные на их реализацию, разворовываются. Потому что сытость жизни прямо сегодня зависит только от цены на углеводороды и никак не зависит от объема экспорта высоких технологий. Обществу не больно от того, что эти деньги делятся чиновниками между собой. И нефти у нас столько, что хватит на всю нашу жизнь. Вот только бы альтернативные варианты энергогенерации не стали дешевле и не увлекли человечество.

Как и тридцать лет назад, микроэлектроника остается факультативом в экономическом расписании страны. В отечественном бизнесе есть только один крупный игрок, масштабно включивший эту отрасль в свой портфель. Парламент ну никак не напоминает центр стратегического анализа и прогнозирования в вопросе технологий. Какое ни есть движение (не нацпроект, но все же) теме придает только один человек — первое лицо исполнительной власти страны. Все иные центры силы, включая глав регионов, не обладая нужным административным ресурсом, не имеют никакой самостоятельной позиции и только повторяют политически модные слова сезона. Очень хрупкий фундамент для попытки стать страной инноваций, не правда ли?

 
 
Полное содержание статьи Вы можете найти в первоисточнике
Источник:  ©  CNEWS.
Материал размещен на www.transform.ru 17.11.2006 г.
 

 

Перейти в форум для обсуждения

  ©  TRANSFORMаторы 2004—2010


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика ??????????? ????