Информационный портал  "TRANSFORMаторы"

 

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ И МОДЕЛИ ЛИБЕРАЛИЗОВАННЫХ РЫНКОВ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

Осика Л.К.
 

  В настоящее время российская электроэнергетика вступает в заключительный этап рыночных преобразований, характеризующийся интенсивными процессами, связанными с возникновением нового субъектного состава участников технологического и финансово-экономического взаимодействия в отрасли, а также отношений между ними в различных областях – от юридической и социальной до технической. Данные процессы соответствуют современному направлению мирового (и российского) общественно-экономического развития в сторону углубления рыночных принципов хозяйствования. Сегодня в странах, прошедших путь административно-командной экономики, считается прогрессивным уменьшение государственного регулирования во всех отраслях народного хозяйства, реформирование так называемых естественных монополий, продвижение рынка во все сферы человеческой деятельности. Нет сомнения, что рынок во многом стимулирует ее, способствуя, таким образом, научно-техническому прогрессу. Но вместе с тем он не решает все проблемы современной цивилизации, и автоматическое перенесение принципов классической микро- и макроэкономики на абсолютно все составляющие базиса развития общества может в ряде случаев иметь негативные последствия  для государства.

Подтверждением тому служит ситуация с организацией рынков электроэнергии. С начала 80-х годов прошлого века развитые страны предпринимают усилия для того, чтобы электроэнергетика соответствовала традиционным товарным схемам. Однако, несмотря на множество изобретенных моделей рынка, в данной отрасли нет такого производственно-технологического процесса, который логически непротиворечиво и экономически обоснованно удалось бы вписать в одну из них. Мировая практика показывает, как трудно и неоднозначно формализуются бизнес-процессы купли-продажи электроэнергии и мощности, оказания услуг при разделении видов бизнеса на потенциально монопольные и потенциально конкурентные.

Наша страна – не исключение. Вспомним объемный "Договор о присоединении к торговой системе оптового рынка" – основной документ, устанавливающий правила торговли электроэнергией в России. Немного найдется специалистов даже в Центре управления реформой (ЦУР) ОАО РАО "ЕЭС России", кто прочитал его до конца со всеми приложениями. Можно смело утверждать, что огромное число субъектов рынка, в основном потребителей, не понимает, чем торгуют и по каким правилам.

В различных странах по-разному планируют режимы, устанавливают цены, распре­деляют потери, оплачивают поставленную продукцию и оказанные услуги, и везде продолжаются поиск и реализация новых подходов к технологическому обеспечению рынков. Это не может быть только следствием различия общественно-экономических условий или менталитета населения. Ведь остальные товарные рынки повсюду практически одинаковы и организуются так, что понятны всем. Известно, с какой легкостью в России образовался рынок промышленных товаров, товаров народного потребления и т.п. И если во всем мире так долго ищут формы адекватности "рынка" и "технологии" в электроэнер­гетике, то возникает вопрос: а есть ли вообще такая адекватность? Не ищем ли мы то, чего просто не может быть?

Существуют противоречивые взгляды на либерализацию электроэнергетики в каждой отдельно взятой стране. Многие аналитики отмечают, что проведенные рыночные преобразования не способствовали достижению поставленных целей: нет тенденции снижения цен на электроэнергию, появляются очень существенные транзакционные издержки при создании рынков, инвестиции растут медленно, по-прежнему сильно проявляется административное регулирование в различных формах, снижаются резервы установленных мощностей. Несмотря на относительно длительный опыт работы рынков электроэнергии в Европе, Северной и Южной Америке, Новой Зеландии, в некоторых азиатских странах и схожие теоретические основы их создания, в мире до сих пор нет общепринятой модели рыночных отношений, устоявшегося перечня инфраструктурных организаций, способов ценообразования. Не существует одинаковых подходов к учету электроэнергии, финансовым расчетам и т.д. В ряде источников, указывается на проявляющиеся тенденции возврата к вертикально интегрированным системам электроснабжения. Это, на взгляд автора, свидетельствует о неправильном определении технологических границ рынка в электроэнергетике. Под ними в данном случае следует понимать пределы соответствия физических принципов единого во времени и пространстве процесса производства, преобразования, передачи, распределения и потребления электроэнергии заявленным правилам торговли товарами  и услугами.

Нельзя сказать, что в России не критикуют реформу электроэнергетики. Например, в опубликованной группой авторитетных российских ученых статье [2] аргументировано указывается на необходимость пересмотра путей реформирования отрасли. К этому же призывает автор и другой статьи [3]. Но реформу критикуют и руководство ОАО РАО "ЕЭС России", и многие государственные деятели, и специалисты новой формации, выступающие за ускорение либерализации отрасли и снижение государственного регулирования. Однако все критические выступления имеют одну характерную особенность – их авторы не сомневаются в самой возможности и полезности рыночных отношений в электроэнергетике на классической конкурентной основе. Необходимость рынка электроэнергии принята за незыблемый постулат, и в этом наши специалисты полностью сходятся во мнениях с коллегами из других стран. Причем принимается без обсуждения, что, во-первых, любая проблема отрасли успешно решается только через рынок и, во-вторых, что либерализация отношений в энергетике – одна из стратегических целей развития общества. Получается, что все технические и организационные проблемы пытаются снять исходя из принципа "рынок ради рынка", даже если имеются вопиющие логические и технологические противоречия в коммерциализации тех или иных составляющих производственной деятельности в сфере электроэнергетики.

Российская энергетика всегда характеризовалась системным подходом к проблемам обеспечения потребностей населения и промышленности нашей страны в электрической и тепловой энергии. Наши выдающиеся ученые В.А. Веников, В.А. Строев, И.М. Маркович, Ю.Н. Руденко, Л.А. Мелентьев, В.А. Баринов, Л.А. Кощеев, А.3. Гамм, С.А. Совалов, Л.Г. Мамиконянц и др. впервые в мире создали научное направление, связанное с новым отношением к электроэнергетике как к большой системе кибернетического типа, имеющей ряд уникальных особенностей. Эти особенности, обусловленные наличием динамики процессов, происходящих со скоростью, близкой к скорости света, и чрезвычайно жестких обратных связей, отсутствием промышленных накопителей электроэнергии, зависимостью от производства и транспорта топлива, а также сильным влиянием на окружающую среду, требуют особого подхода к функционированию и развитию любой электроэнергетической системы (ЭЭС), в том числе ЕЭС России.

Именно системный анализ многообразных технологических и экономических свойств электроэнергетики позволяет выявить ряд проблем, которые не могут быть решены по сложившейся в России рыночной концептуальной схеме. Более того, их вообще нельзя решить в рамках рыночных отношений в общепринятом их понимании. К числу главных относятся следующие системные проблемы: логически  непротиворечивой семантики выражения электроэнергия – товар, качества электроэнергии, рыночной роли потребителей электроэнергии, рыночного парадокса энерго­сбережения, технико-экономического обоснова­ния развития электрических станций, развития комбинированной выработки электрической и тепловой энергии.

Проблема логически непротиворечивой семантики выражения "электроэнергия – товар" заключается в бессмысленности данного словосочетания, если следовать стандартным и общепринятым определениям терминов "энергия", "электроэнергия" – с одной стороны и "рынок", "товар" – с другой. В силу разных причин электроэнергия стала "овеществленным" понятием. О ней говорят как о чем-то осязаемом – вырабатывающемся, перетекающем и потребляемом в виде некой жидкости (например, переток электроэнергии, потребление электроэнергии, пользование электроэнергией, отпуск электроэнергии в сеть и т.д.).

На самом деле энергия – это плод человеческого воображения, искусственно введенный параметр модели физического единства вселенной. Энергия (от греч. energeia – действие, деятельность) – общая мера различных форм движения материи. Для количественной характеристики качественно различающихся форм движения и соответствующих им взаимодействий вводят понятия различных видов энергии: механической, внутренней, гравитационной, электромагнитной, ядерной и т.д. [4]. Элементарное "механическое" объяснение потенциальной энергии: способность тела совершать работу. Поэтому материя и энергия не тождественны друг другу; энергия не может рассматриваться абстрактно, в отрыве от материи, форм ее движения. Материален лишь носитель энергии. Считается, что материя существует либо в виде вещества, либо в виде поля. Формами существования материи являются пространство и время.

Исходя из общеизвестных научных истин, электроэнергию можно считать мерой электромагнитной формы движения материи, а ее материальным носителем – электромагнитное поле. Таким образом, при торговле электроэнергией возникает вопрос: а чем же мы торгуем на самом деле? Мерой движения материи? Способностью электромагнитного поля совершать полезную работу или возможностью вызывать иные формы движения материи?

С точки зрения определения понятия товара как продукции, вещи, движимого имущества торговать в электроэнергетике можно лишь материальным носителем электроэнергии, т.е. электромагнитным полем. В других отраслях торгуют другими энергоносителями – природным газом, углем, нефтью и продуктами их переработки. При этом продают и покупают вещество, т.е. то, что обладает массой и объемом, а энергетическая их характеристика – теплотворная способность топлива – выступает в виде качества товара. В то же время меры "количества" поля в виде традиционных массогабаритных характеристик не существует, хотя иногда пользуются понятием массы и импульса поля, которые рассчитываются опять-таки через  электромагнитную энергию.

Рассмотрим основные экономические понятия, которые позволяют отнести ту или иную деятельность к рыночной (конкурентной). Начнем с термина "рынок". Согласно ГОСТ Р 51303-99 "рынок товаров и услуг; потребительский рынок: сфера обмена товарами или группами товаров и услугами между товаровладельцами, исполнителями услуги и покупателями, сложившаяся на основе разделения труда". В отношении налогообложения Налоговый кодекс РФ дает следующее определение этому термину: "Рынком товаров, работ и услуг признается сфера обращения этих товаров (работ, услуг), определяемая исходя из возможности покупателя реально и без значительных дополнительных затрат приобрести товар (работу, услугу) на ближайшей по отношению к покупателю территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации".

Таким образом, для существования рынка требуется, во-первых, наличие товара (услуги), а во-вторых – возможность достаточно свободного приобретения этого товара (услуги) покупателем поблизости от места его нахождения.

Говоря о первом условии существования рынка, следует отметить, что в разных источ­никах даются различные, но вместе с тем имеющие практически одинаковый смысл определения термина "товар". Согласно ГОСТ Р 51303-99 это "любая вещь, не ограниченная в обороте, свободно отчуждаемая и переходящая от одного лица к другому по договору купли-продажи". В популярном интернет-проекте "ГЛОССАРИЙ.ru" утверждается, что товар – это "имеющая потребительскую стоимость продукция, производимая для продажи или обмена". Таким образом, с учетом данного ранее определения термина "энергия" невозможно считать ее полноценным товаром, не противореча при этом здравому смыслу.

При рассмотрении второго обязательного условия существования рынка любой сведущий в электроэнергетике человек понимает, что оно абсолютно не соответствует технологии производства и потребления электроэнергии. С одной стороны, свобода оборота, отчуждения товара, его перехода от одного лица к другому ограничивается во времени, поскольку производство и потребление происходят практически одновременно (точнее, со скоростью распространения электромагнитных волн вдоль линии электропередачи). С другой же стороны, "адресность" перетоков электроэнергии от источников к потребителям зависит от режима всех параллельно работающих электроустановок и не поддается строгому определению. Например, невозможно точно установить, что та или иная часть энергии конкретной электрической станции потребляется конкретным потребителем. Отсутствует и реальная возможность складирования "товара".

Есть еще одно подразумевающееся, но в явном виде отсутствующее в приведенных выше определениях условие существования рыночной конкуренции. Это – "узнаваемость" товара, маркировка его производителем. Никакой реальной конкуренции обезличенных товаров одного и того же вида быть не может, даже если они различаются в цене. В действующих моделях рынков электроэнергии организуется (с большими ограничениями) ценовая конкуренция поставщиков, которые потом "сливают" электроэнергию "в общий котел". При этом потребитель фактически (согласно физике процессов) получает энергию не от конкретного поставщика с конкретным качеством, по конкретной цене, а неизвестно от какого источника с качеством, которое всегда определяется не качеством произведенной энергии, а параметрами электрической сети и условиями параллельной работы всех электроустановок. Существующие модели свободы оборота и "адресности" перетоков электроэнергии, выражающиеся в прикреплении поставщиков и потребителей друг к другу, коммерциализации  показателей качества электроэнергии, трассировке ее потоков, являются искусственными, виртуальными и, как показывает практика создания нормативной базы рыночных преобразований, не позволяют удовлетворительно решить ни одну технико-коммерческую проблему функционирования рынка.

Таким образом, можно сделать вывод, что главным технологическим препятствием при организации логически непротиворечивой сферы товарооборота электроэнергии является транспортная система электроэнергетики. Ее характерные отличия исходя из физических законов электромагнетизма и особенностей электроснабжения потребителей:

  • с технической точки зрения – уникальность технический реализации, многосвязанность, отсутствие "накопителей", "плавающие" параметры пропускной способности, существенное влияние на качество электроэнергии, постоянное наличие потерь электроэнергии, зависящих от режима работы всех электроустановок;
  • с экономической точки зрения – монополия на передачу и распределение энергии, некорректность введения строгой трассировки ее потоков от продавцов к покупателям, обезличивание энергии, невозможность складирования, отсутствие свободы оборота энергии (общий режим параллельной работы).

По мнению автора, все транспортные системы с такими же или аналогичными характеристиками – не только "нерыночные", но и не позволяют организовать рынок продукции, которая транспортируется с их помощью. К числу наиболее характерных из них относятся системы водо-, тепло- и газоснабжения. Нет предпосылок для подлинной конкуренции и в области нефтедобычи, если нефть прокачивается через общую "трубу".

Проблема качества электроэнергии. Словосочетания "качество электроэнергии", "показатели качества электроэнергии" (ПКЭ) существуют довольно давно. Они были взяты из лексикона электроэнергетиков, которые занимались сбытом электроэнергии и ее продажей.

Если исходить из уже обсуждавшегося определения термина "энергия", то корректность употребления словосочетания "качество энергии" вызывает серьезные сомнения. Толковать его как "качество меры движения электромагнитной формы материи" или "качество способности производить работу" бес­смысленно. В то же время ГОСТ 13109–97 регламентирует такие ПКЭ, которые фактиче­ски представляют собой количественную меру отклонения кривых трехфазной системы напряжения в точках общего присоединения от идеальной симметричной трехфазной системы синусоид частоты 50 Гц установленной амплитуды. Поэтому правильнее говорить не о качестве электроэнергии, а, скорее, о качестве протекания волновых электромагнитных процессов в заданных условиях функционирования конкретной электроэнергетической системы (или ее части). А качество в общем случае – результат влияния параметров схемы соединений всей электрической сети ЕЭС, режимов всех электростанций и всех потребителей.

Однако даже при устоявшейся терминологии всегда возникает вопрос о том, кто должен отвечать перед покупателем за качество электроэнергии. Ответственных ищут всегда среди субъектов функционирующей на данный момент модели рынка. Приписать финансовую ответственность какому-то одному лицу или группе лиц, влияющих в условиях классических рынков на качество товаров (продавцам или сетевым компаниям), очень сложно. Поэтому искусственное разделение электроэнергетики по видам бизнеса (и собственности) может привести только к столь же неестественному приписыванию ответственности за соблюдение ПКЭ определенным субъектам и к искусственным схемам взимания платы за их нарушение.

Проблема рыночной роли потребителей электроэнергии. Несмотря на важность генерирующего и сетевого компонентов ЭЭС, деятельности Системного оператора (СО), главной структурной составляющей ЭЭС являются потребители. Именно для реализации их запросов существуют и развиваются электрические станции и сети, совершенствуется оперативно-диспетчерское управление, устанавливаются финансово-экономические отношения в сфере электроэнергетики. Поэтому электроэнергетику нужно рассматривать в качестве вспомогательной, инфраструктурной области по отношению ко всему народному хозяйству, а не как самостоятельный, самодостаточный "бизнес" со своим товаром.

В то же время в рамках господствующей рыночной философии потребители получили право участвовать в "электрическом бизнесе": они могут, якобы, предоставлять оплачиваемые "услуги по резервированию мощности" (так называемые потребители с управляемой нагрузкой), а в модели "take or pay" – продавать (!) заказанную, но не используемую электроэнергию. Рассматриваются варианты, при которых платными услугами для них будут считаться управление уровнями напряжения (регулирование реактивной мощности) и участие в качестве исполнительных органов противоаварийной автоматики (превентивное отключение нагрузки).

Многие энергоменеджеры при этом забыли, что основная задача потребителей – обеспечение электроэнергией своих производственных или бытовых нужд. Именно по глобальным критериям, связанным со стоимостными и качественными показателями этих нужд, определяются требования к системе электроснабжения, а также происходит явная или неявная оптимизация схем внешнего присоединения к ЭЭС и режимов электропотребления. Любое приспосабливание указанных схем и режимов к внешним по отношению к потребителю субъективным (рыночным) обстоятельствам является ограничением, влияющим в худшую сторону на значение оптимума глобальных критериев. Поэтому наиболее логичными и исчерпывающими требованиями потребителя к ЭЭС должны быть:

  • постоянная возможность беспрепятственного подключения всех необходимых (и желаемых) по условиям производственной деятельности (или жизнедеятельности) электроприемников;
  • не ограниченная внешними организационными и техническими факторами по объему и времени подача электроэнергии на эти электроприемники, зависящая только от желания потребителя;
  • отсутствие перерывов внешнего электроснабжения, постоянное обеспечение качества электроэнергии, необходимого потребителю по условиям его деятельности (жизнедеятельности);
  • приемлемая стоимость организации внешнего электроснабжения;
  • доступная и предсказуемая на длительный срок цена электроэнергии.

Однако все эти требования не могут быть обеспечены ни в одной рыночной модели, где потребителя заставляют варьировать спросом и предложением, плановыми и фактическими объемами потребления, системами услуг, платой за присоединение и т.д. В то же время создается впечатление, что, любые правила рынка рассчитаны на изначальный дефицит мощности и электроэнергии в точках присоединения к сети любого потребителя. Кроме того, на часовых интервалах у любого потребителя отсутствует зависимость спроса от цены, что делает подачу так называемых ступенчатых заявок на оптовом рынке бессмысленной.

Проблема рыночного парадокса энергосбережения. Вышеуказанная установка на дефицитность ЭЭС (весьма обоснованная в большинстве стран мира) служит источником неустранимого противоречия в классическом рыночном пространстве. С одной стороны, потребитель на рынке вроде бы может купить столько электроэнергии, сколько захочет, и никого не должно интересовать, на что он ее расходует – на выпуск продукции или на нагрев атмосферы. Все определяет цена. Но, с другой стороны, не прекращаются попытки директивно управлять энергоэффективностью производства, требовать уменьшения энергоемкости продукции (например, при тарифообразовании на различных рынках). Еще более странным с точки зрения рыночной философии представляется "Закон об энергосбережении". Возможно ли, чтобы на настоящем рынке законодатели ограничивали покупку товара и поощряли его экономию у покупателя? А в энергетике известны многочисленные случаи, когда сами компании, производящие электроэнергию (правда, в основном вертикально интегрированные), стимулировали ее экономию, утверждая, что им дешевле приплачивать потребителю за уменьшение нагрузки, чем развивать электростанции и сети.

Так как рассмотренный рыночный парадокс энергосбережения является общемировым и вытекает из дефицитности не только электроэнергии, но и топливных ресурсов, он служит доказательством условности всех попыток создать рынок в сфере оборота электроэнергии.

Проблема технико-экономического обоснования развития электрических станций. Одна из двух главных причин необходимости рыночного реформирования электроэнергетики – потребность привлечения негосударственных инвестиции в энергетическое строительство. В настоящее время, по сути, единственным конкурентным видом строительной деятельности в энергетике осталось развитие тепловых электрических станций (ТЭС). И успех этой деятельности должен продемонстрировать правильность выбранного курса преобразования отрасли.

Несмотря на оптимистичные заявления идеологов рыночных реформ, риски нового строительства ТЭС чрезвычайно велики и носят системный характер, что делает их неустранимыми в сложившейся рыночной концептуальной схеме. Это объясняется не столько общей политической и экономической ситуацией или недостатками законодательства, сколько особым характером энергетики как принципиально системной отрасли.

Существует несколько групп рисков, которые присущи только энергетике и только в условиях либерализации экономических отношений. К ним относят риски:

  • объемов продаж электроэнергии и мощности в течение всего инвестиционного периода;
  • прогноза цен на электроэнергию;
  • топливообеспечения;
  • ограничений развития ТЭС со стороны электросетевого комплекса и СО;
  • административно-бюрократические.

Остановимся подробнее на трех важнейших группах.

Несмотря на теоретическую возможность прогноза узловых цен с помощью расчетной модели и учета макроэкономических показателей (уровня либерализации рынка электроэнергии, дефлятора ВВП, динамики роста цен на топливо и т.д.), данная задача не имеет решения из-за многообразия сценариев, обусловленных различными вариантами развития конкурирующих станций и сетей. Вместе с тем никаких внятных ценовых сигналов с существующего оптового рынка on-line для определения объема и места размещения источника электроэнергии на перспективу от начала эксплуатационной стадии проекта до завершения его жизненного цикла не поступает и не может поступить в принципе. Все же имеющиеся варианты разрабатываемого "рынка мощности" направлены на обеспечение качества регулирования и соблюдения плановых остановок энергоблоков, а попытки распространить его на новое строительство экономически (и логически) необоснованны из-за сроков реализации проектов и многовариантности сценариев возможного покрытия дефицита в классической рыночной модели.

Топливообеспечение – один из важнейших факторов, влияющих на показатели эффективности инвестиций в ТЭС на органическом топливе. Речь идет о планировании на начальной стадии проекта вида топлива с учетом условий (объемов и цены) его долгосрочной поставки. Инвестор должен быть готов к альтернативному выбору – газ или уголь при неблагоприятных перспективных балансах добычи и отпуска потребителям российского природного газа. Вопрос получения для ТЭС природного или попутного нефтяного газа сегодня повсеместно (даже в нефте- и газодобывающих регионах) стал ключевым при принятии инвестором решения о начале реализации проекта. Никаких установленных правил, позволяющих заключить долгосрочный контракт на поставку газа, не существует. Добиться хотя бы рамочных соглашений с ОАО "Газпром" на 10-15 лет вперед может сейчас лишь такая сверхмощная организация, как ОАО РАО "ЕЭС России".

Риски ограничений развития ТЭС со стороны электросетевого комплекса и СО относятся к взаимоотношениям с государственными энергетическими структурами, которые помимо отстаивания собственных ведомственных интересов (на них влияет наличие также подконтрольных государству АЭС, ГЭС, ТЭС) будут вынуждены проводить долгосрочную энергетическую политику развития единой национальной сети, нетрадиционных возобновляемых источников энергии и т.д. Таким образом, декларации о равном доступе к электрической сети не гарантируют честной конкуренции при строительстве ТЭС независимым инвестором. Расходы же на сетевое строительство, если они полностью ложатся на инвестора, могут существенно увеличить стоимость проекта.

Анализ рассмотренных рисков показывает, что независимый инвестор при строительстве крупных ТЭС не может управлять этими рисками таким образом, чтобы приемлемая безопасность инвестиционных проектов соответствовала среднему показателю по стране. Это обусловлено глобальным характером рисков и системными особенностями всего топливно-энергетического комплекса.

При любом аспекте рассмотрения данной проблемы все сводится к необходимости планирования спроса на электроэнергию и мощность, что невозможно осуществить внутри рыночной модели электроэнергетики. Поэтому "независимые" инвестиции в новое строительство любой электростанции большой мощности или в существенное расширение действующих станций возможны только при условии жесткого государственного территориального планирования и четкого макроэкономического регулирования топливно-энергетического баланса. Опыт показывает, что при развитии тепловой генерации следует руководствоваться следующими принципами:

  • при выборе вариантов покрытия дефицитов мощности невозможно обойтись без глобальной оптимизации ЕЭС, включая учет различных видов генерирующих источников, электрических сетей и транспорта топлива;
  • вид генерации и ее размещение не могут определяться только классическими рыночными принципами, они должны быть основаны на государственной политике освоения энергоресурсов, развития территорий и отраслей народного хозяйства;
  • топливно-энергетический баланс должен иметь не познавательный, а обязательный (в той или иной мере) к исполнению характер;
  • привлечение частных инвестиций требует четкого описания правил взаимоотношений между всеми участниками инвестиционного процесса на срок жизненного цикла проекта – от разработки обоснования инвестиций до окончания срока эксплуатации ТЭС.

Как видно, трудности рыночных подходов к строительству крупных ТЭС и их эксплуатации настолько велики, что данный вид деятельности просто неприемлем для инвесторов.

Проблема развития комбинированной выработки электрической и тепловой энергии. Комплексная оптимизация теплоснабжения потребителей от различных источников тепловой энергии с учетом выработки электроэнергии на тепловом потреблении ТЭЦ и их особенностей принципиально невозможна в условиях свободного ценообразования на рынке электроэнергии.

В настоящее время с целью учета требований централизованного теплоснабжения потребителей принят компромиссный вариант, при котором СО в обязательном порядке загружает ТЭЦ в соответствии со сложившимся тепловым потреблением. Дальнейшая ее загрузка по электрической мощности возможна на основе конкуренции конденсационной выработки ТЭЦ и электроэнергии, выработанной на других станциях. Однако в современных условиях ТЭЦ конкурирует на рынке не только электроэнергии, но и теплоты – с автономными котельными и районными тепловыми станциями (РТС), причем часто проигрывает последним из-за сложного состава оборудования и больших эксплуатационных затрат. Некоторые специалисты считают, что при строительстве новых ТЭЦ подход к обоснованию инвестиций должен отличаться от выработанного еще при административно-командной системе. Они полагают, что при вводе ПГУ ТЭЦ для обеспечения потребностей в теплоте жилых застроек целесообразно подавать сетевую воду умеренной температуры к РТС, распложенным вблизи центров тепловых нагрузок, и там доводить ее температуру до требуемой в соответствии с нормативным графиком, не устанавливая на станции водогрейных котлов. Но данная оптимальная с точки зрения себестоимости тепловой энергии у потребителя схема требует, с одной стороны, чтобы у всей системы централизованного теплоснабжения был один собственник, а с другой – не позволяет вести самостоятельный бизнес на рынке электроэнергии.

Таким образом, комбинированную выработку тепловой и электрической энергии, принимая во внимание особенности ее потребления в течение года и наличие конкурентов, нельзя в условиях целевой модели рынка реализовать оптимально ни для потребителей, ни для собственников ТЭЦ.

Рассмотренные главные системные проблемы рыночных отношений в сфере торговли электроэнергией (а также ряд других не менее важных вопросов) ставят под сомнение целесообразность их введения как сейчас, так и в будущем. Это помимо обсуждаемых чисто технологических особенностей ЭЭС обусловлено и иными глубокими основополагающими обстоятельствами. К ним следует отнести прежде всего нарастающий дефицит относительно дешевых не возобновляемых энергоресурсов (и энергоресурсов вообще), который будет лишь обостряться в дальнейшем и в мировом масштабе, и в каждой отдельно взятой стране. В таких условиях любой вид энергии и энергоносителя станет фактором выживания, что сделает неизбежным строгий контроль над ним государства. Отсюда следует, что необходимо уже сейчас неукоснительно соблюдать режим экономии энергоресурсов и использовать те из них, которые из-за своей высокой стоимости не вписываются в рыночную концепцию электроэнергетики.

 
 
Полное содержание статьи Вы можете найти в первоисточнике
Источник:  ©  Осика Л.К.  Технологические особенности электроэнергетики и модели либерализованных рынков электроэнергии / Промышленная энергетика, 2008, № 3. - С. 2-10.

Материал размещен на www.transform.ru:  25.04.2008 г.
 

 

Перейти в форум для обсуждения

  ©  TRANSFORMаторы 2004—2010


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика ??????????? ????