Информационный портал  "TRANSFORMаторы"

О бедной энергетике замолвите слово
 

О бедной энергетике замолвите слово

В. Хнычев

 

 

 


 

 

 

 

 

В последнее время в нашей стране одной из самых об­суждаемых в СМИ тем, стал рост цен на электрическую энергию. Сейчас только ленивый не бросит ка­мень в электроэнергетику, обвиняя отрасль во всех смертных грехах. Но если посмотреть, не все так однознач­но. По оценке председателя правле­ния Некоммерческого партнерства гарантирующих поставщиков и энер­госбытовых компаний (НП ГП и ЭСК) Юрия Желебовского, прозвучавшей в докладе на Всероссийском сове­щании ФСТ России «Тарифное регу­лирование в 2011 г. и задачи орга­нов государственного регулирова­ния на 2012 г.», прошедшем в конце сентября в Сочи, долги потребите­лей розничного рынка за уже потре­бленную электроэнергию состави­ли в этом году более 150 млрд руб. и продолжают расти. Ситуация усугу­бляется тем, что существуют так на­зываемые неотключаемые потреби­тели, которые живут по принципу «зачем платить, если можно не пла­тить». Процветает повсеместное хи­щение электроэнергии потребителя­ми. Придумана масса изощренных способов воровства — от примене­ния магнитов до пультов дистанцион­ного управления электросчетчиками. Большой популярностью пользуется книга «101 способ хищения электроэ­нергии». Поймать таких «рационали­заторов» очень сложно. И даже если они пойманы с поличным, доказать в суде хищение практически невоз­можно. Определений арбитражных судов в пользу энергетиков единицы. Если решить проблемы неплатежей и вернуть стоимость похищенной элек­троэнергии, отрасль ежегодно, по са­мым скромным подсчетам, может по­лучать более 200 млрд руб. Цены на электрическую энергию в этом слу­чае не повышать — снижать можно будет. Но у нас, как известно, «самое гуманное в мире» законодательство в отношении неплательщиков и тех, кто занимается хищениями электри­ческой энергии. Необходимо срочно исправлять ситуацию.

Положением дел в отрасли озабо­чено и руководство страны. Ведь обе­спечение электроэнергией является основой развития экономики и каче­ства жизни людей. Президент Д. Мед­ведев в одном из в своих выступле­нии говорил о том, что реальной угрозой для нашего экономического роста стало увеличение цен на элек­трическую энергию. Действительно, с 2000 г., фактически с началом ре­формы РАО «ЕЭС России», тарифы выросли более чем в три раза. Какая экономика способна такое выдер­жать? Но терпели. В этом году терпе­нию пришел конец. Волевым реше­нием с 1 мая рост тарифов ограничен 15%. Считаю это абсолютно правиль­ным решением. Как гарантирующий поставщик, мы в первую очередь за­интересованы в снижении стоимости электроэнергии. Она должна быть доступна потребителю.

Проблемы роста цен на электри­ческую энергию особенно актуаль­ны для нашего региона. Ставропо­лье — аграрный край. Здесь почти нет крупных промышленных пред­приятий, как, например, в централь­ной России, на Урале или Сибири.

Значительная часть электроэнергии потребляется сельхозпроизводителя­ми и бытовыми потребителями. Со­ответственно высок уровень пере­крестного субсидирования. Это ло­жится тяжелым бременем на мелкий и средний бизнес. Ведь им приходит­ся оплачивать значительную часть стоимости электроэнергии назван­ных выше категорий потребителей. Если так будет продолжаться, край останется без промышленного про­изводства.

Этот вопрос с успехом решили северокавказские республики. Там примерно такое же, как и у нас, со­отношение категорий потребителей. Но они электроэнергию закупают с оптового рынка по ценам в два раза ниже, чем Ставропольский край. Бу­дет правильно, если регионы с по­добным соотношением категорий потребителей будут покупать элек­троэнергию на ОРЭ по более низким ценам.

Некоторые поддерживают миф о том, что в росте цен на электриче­скую энергию виновато отсутствие конкуренции. Но насколько это спра­ведливо? Электроэнергия — особый товар, потребляемый мгновенно и в таком количестве, какое производит­ся. Конкуренция снижает цену това­ра на рынке, если есть достаточное предложение. В электроэнергетике все по-другому. Чем больше предло­жение, тем выше цена, т.к. мощно­сти, которые предназначены для соз­дания избытка предложения, необхо­димо содержать, а удовольствие это не из дешевых.

Нам нужно наконец определить­ся, чего мы хотим: сравнительно де­шевую электроэнергию или надеж­ный резерв генерации. Существует определенный баланс между произ­водством, потреблением и содержа­нием разумного резерва. Его наруше­ние всегда негативно отражается на цене товара. Контроль за сохранени­ем этого баланса может осуществлять исключительно государство. Такое же положение и с электрическими сетями. Или мы платим за надежное и бесперебойное электроснабжение, или надеемся, что пронесет, и ледя­ного дождя не случится.

Хочу напомнить, что в 2003 г. РАО «ЕЭС России» подготовило за­кон об электроэнергетике. Он пред­ставлял собой план революционных преобразований в отрасли. Единую энергосистему страны раздробили на части. Были созданы генерирую­щие, сетевые, энергосбытовые ком­пании, диспетчерское управление — Системный оператор, ремонтные и энергосервисные компании. Генера­цию и сбытовой бизнес назвали кон­курентными, сетевой и диспетчер­ское управление — монопольным ви­дом деятельности. Думаю, что с этого и начались все несчастья в отрасли. Какая конкуренция может быть меж­ду разными типами станций. Элек­троэнергия, выработанная на тепло­вых станциях, работающих на угле, не может конкурировать с электро­энергией, выработанной на станции, работающей на газе. Даже исполь­зующие однотипное топливо стан­ции не всегда могут конкурировать между собой, т.к. у каждой своя, за­ложенная проектом себестоимость киловат-часа. Как говорится, вы­ше головы не прыгнешь. Да и нужно ли это? На оптовом рынке действует так называемое маржинальное цено­образование, когда электроэнергия продается по самой дорогой из цен. Условно говоря, производитель (ге­нерация) предлагает на рынок элек­троэнергию за 1 руб., а у него ее по­купают по цене 1 руб. 20 коп. Зачем конкурировать, станция и так полу­чит больше, чем хотела!

Нет конкуренции и между сбыто­выми компаниями. Это признали уже все без исключения аналитики отрас­ли. В самом деле, благодаря чему мо­жет возникнуть конкуренция? Элек­троэнергия покупается с рынка «по­тенциально конкурирующими» сбы­товыми компаниями в одних узлах расчетной модели энергосистемы по одним и тем же ценам (если не будет отката), обеими компаниями одина­ково оплачивается вся инфраструк­тура рынка (услуги по передаче, АТС, ЦФР, СО). Остается разной только сбытовая надбавка, т.е. вся конкурен­ция замыкается на величине сбыто­вой надбавки. Но если мы посмотрим на составляющие тарифа, то увидим, что сбытовая надбавка в нем, всего 5—6 коп. Значит, сбытовая компания может предложить своему потреби­телю снижение стоимости электро­энергии на 1—2 коп. Интересно ли это мелкому и среднему потребите­лю? Думаю, не очень. Точно так же независимым сбытам не интересен малый и средний потребитель, по­скольку необходимо потратить боль­шие деньги на создание АИИС КУ, за­регистрировать новую ГТП, при этом выполнить все требования регламен­тов оптового рынка. А требования та­кие, как будто компании предстоит совершить полет на Марс, а не про­сто покупать электроэнергию оптом. Кто захочет преодолевать такие труд­ности ради копеечной выгоды? В луч­шем случае заинтересуется крупный потребитель. Но таких в регионах, особенно нашем, не так много. А те, что уже существуют, в большинстве своем давно вышли на оптовый ры­нок. Некоторые из крупных потребителей пошли еще дальше и построи­ли свою генерацию. Неслучайно пре­зидент Д. Медведев в одном из своих выступлений спросил по этому пово­ду: «Мы что, натуральное хозяйство создаем?»


В последнее время ведутся раз­говоры о том, что цена электроэнер­гии выросла в том числе и потому, что некоторые компании совмещают се­тевую и сбытовую деятельности. Но любому здравомыслящему человеку даже без экономического образова­ния понятно, что если вместо одно­го юридического лица возникают несколько, причем часто с дублиру­ющими функциями, на содержание вновь образованных структур требу­ется гораздо больше средств. Как раз это и произошло с разделением еди­ной энергосистемы. Раньше единство позволяло минимизировать расходы на выработку, передачу и распреде­ление электрической энергии и соот­ветственно обеспечивало минималь­ные затраты при получении конеч­ного продукта. Но главное, в связи с запретом на совмещение сетевой и сбытовой деятельности, исчезло ли­цо, ответственное за конечный ре­зультат — надежное и бесперебой­ное электроснабжение потребите­лей. Кому предъявлять претензии в случае проблем с электроснабжени­ем или возмещением ущерба? У по­требителей договор на поставку элек­троэнергии со сбытовой компани­ей (у которой, кроме компьютеров и арендуемых офисов, ничего нет), вся инфраструктура у сетевой ком­пании. Чтобы решить вопросы, у по­требителя начинаются «хождения по мукам». Невольно вспоминается са­тирическая пародия Аркадия Райкина «Кто сшил костюм?». К пуговицам претензий может и не быть — претен­зии есть в целом ко всему костюму.


Но плохо не только потребителю. Проблемы возникают между сетевы­ми и сбытовыми компании. Их отно­шения давно перешли на уровень ар­битражных судов. К примеру, на ко­го относить коммерческие потери? Энергосбыту потребитель платит по показаниям счетчиков. Электроэнер­гия, которая ушла, минуя счетчики, энергосбыт не интересует. Эти по­тери несет сетевая компания. Спра­шивается, кто заплатит за коммерче­ские потери? Другой вопрос: оплата услуг по передаче. Гарантирующий поставщик в первую очередь оплачи­вает стоимость электроэнергии, ку­пленной на рынке, т.к. там жесткие требования к платежной дисциплине, вплоть до отлучения от рынка. Если деньги останутся, сети получат свои кровные вовремя, если нет — будут сидеть без денег. Как сказал один из аналитиков отрасли, такое раньше и в страшном сне не могло присниться.

Для коренного улучшения ситу­ации считаю важным пересмотреть положение ст. 6. ФЗ «Об электроэ­нергетике». Необходимо снять жест­кий запрет на совмещение сетевой и сбытовой деятельности и дать воз­можность предприятиям самим ре­шать, разделяться им или оставать­ся едиными. Не исключаю, что в каких-то случаях выгоднее первое, в каких-то — второе. Принудитель­ное разделение было большой ошиб­кой. Гарантирующий поставщик обя­зательно должен совмещать эти два неразрывно связанные между собой вида деятельности. Особенно это це­лесообразно для гарантирующих по­ставщиков, получивших свой статус в соответствии с п. 36 абз. «б» По­становления Правительства № 530 «Об утверждении основных положе­ний функционирования розничных рынков электрической энергии». Это энергоснабжающие предприятия, осуществляющие поставку электро­энергии объемом не менее 50 млн кВт·ч в год, т.е в основном комму­нальные электросети.

Кто-то скажет, а как же конкурен­ция, ведь ради нее и делили отрасль? Могу заверить, если потребитель ре­шит «сэкономить» две копейки, ника­ких препятствий не возникнет. Прав­да, для этого должно случиться чу­до — независимый энергосбыт дол­жен будет заключить с потребителем малого или среднего бизнеса дого­вор поставки электрической энер­гии (трудности этого описаны вы­ше). В этом случае гарантирующий поставщик, совмещающий сбыт и передачу электроэнергии, в соответ­ствии с действующим законодатель­ством, обязан будет заключить дого­вор с такой энергосбытовой компани­ей и оказывать ей услуги по передаче. Получается, что то, ради чего разде­ляли коммунальные энергоснабжа­ющие организации, можно было и не делать. Необходимо исправлять ошибки. Только в этом случае мож­но будет говорить о надежном элек­троснабжении потребителей, объек­тивном, а не силовом снижении та­рифов, исключении многих конфлик­тов, а главное — потребитель будет доволен. Любая реформа должна де­латься не ради реформы, а для того, чтобы стало лучше людям, ведь за все платят они.

Сейчас участники энергорынка и чиновники все чаще говорят о необ­ходимости внесения коренных изме­нений в дальнейшее развитие элек­троэнергетики. Обещанного рефор­маторами снижения тарифов и зо­лотого дождя в виде иностранных и российских инвестиций не произо­шло. Реформа забуксовала, рыноч­ные отношения не заработали, а от­расль управляется в ручном режиме. Трудно с этим не согласится.

Но могло ли быть иначе? Если вспомнить, как начиналась реформа, то все становится на свои места. Как мы знаем, в начале реформы из отрас­ли изгнали профессионалов. Не имея никакого законодательства и понят­ных правил игры, поделили единую энергосистему на множество незави­симых компаний. В спешном поряд­ке начали распродавать вновь образо­ванные генерирующие и энергосбы­товые компании. Как говорил идеолог реформы А. Чубайс, главное заключа­лось в том, чтобы как можно быстрее пройти точку невозврата. С такой иде­ологией неудовлетворительный ре­зультат реформы закономерен.

Неудержимый рост цен на элек­троэнергию — это не отдельные сбои реформирования, а последствия це­лого ряда грубых ошибок, которые можно и нужно исправлять.

 
 
Полное содержание статьи Вы можете найти в первоисточнике
Источник:  ©  В. Хнычев. О бедной энергетике замолвите слово. Энерго Рынок, №  12,  2011.– С.44-46.
Материал размещен на www.transform.ru: 14.02.2012 г.
 

 

Перейти в форум для обсуждения

  ©  TRANSFORMаторы 2004—2010


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика ??????????? ????