Информационный портал  "TRANSFORMаторы"

Состояние современной нормативно-правовой базы в электроэнергетике
 

Состояние современной нормативно-правовой базы в электроэнергетике

Егоров В.Е., Егоров К.В., Михайлова О.А., Родионов Ю.А.

 

 
Нормативная база определяет прави¬ла разработки, проектирования, строи¬тельства и эксплуатации любого промыш¬ленного объекта

Нормативная база определяет прави­ла разработки, проектирования, строи­тельства и эксплуатации любого промыш­ленного объекта. Проведем краткий ана­лиз нормативно-правовой базы (НПБ) по безопасности в энергетике. На сегодняш­ний день действуют федеральные законы:

- № 116 - ФЗ от 21.07.97 «О промыш­ленной безопасности»;

- № 261 - ФЗ от 23.11.09 (в редакции от 07.12.11 № 417 - ФЗ) «Об энерго­сбережении и повышении энергоэф­фективности»;

- № 184 - ФЗ от 27.12.02 «О техничес­ком регулировании»;

- № 390 - ФЗ от 28.12.10 «О безопас­ности»;

- № 35 - ФЗ от 26.03.09 (в редакции от 06.12.11 № 394 - ФЗ) «Об энерге­тике».

Согласно п. 6 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Прези­дента РФ от 12.05.09 № 537, к средствам обеспечения национальной безопасности отнесены технологии, а также технические, программные, лингвистические, правовые, организационные средства, включая те­лекоммуникационные каналы, используе­мые в системе обеспечения национальной безопасности для сбора, формирования, обработки, передачи или приема инфор­мации о состоянии национальной без­опасности и мерах по ее укреплению.

Следовательно, электроэнергетика, как технология, основа функционирова­ния экономики и жизнеобеспечения на­шего общества, заслуживает особого внимания со стороны государства, зако­нодательной и исполнительной власти. Энергетическая безопасность и ее обес­печение должны стать приоритетной задачей не только у самих субъектов элек­троэнергетики, потребителей, но и у го­сударства в целом, так как положение № 116 - ФЗ от 21.07.97 «О промышлен­ной безопасности» распространяется на организации любых организационно-правовых форм собственности.

В приложении № 1 последнего за­кона «О промышленной безопаснос­ти» представлены объекты энергетики/ электроэнергетики, которые относятся к опасным производственным объектам, и определены признаки опасности. Полу­чаются, используются, перерабатывают­ся, образуются, хранятся, транспортиру­ются, уничтожаются следующие опасные вещества:

- воспламеняющиеся вещества — газы, которые при нормальном давлении и в смеси с воздухом становятся вос­пламеняющимися и температура кипе­ния которых при нормальном давлении составляет 20 °С или ниже;

- окисляющие вещества, которые под­держивают горение, вызывают воспла­менение и/или способствуют воспла­менению других веществ в результате окислительно-восстановительной экзотермической реакции;

- горючие вещества — жидкости, газы, пыли, способные самовозгораться, а также возгораться от источника за­жигания и самостоятельно гореть пос­ле его удаления;

- взрывчатые вещества, при опреде­ленных видах внешнего воздействия способные на очень быстрое саморас­пространяющееся химическое превращение с выделением тепла и обра­зованием газов.

В качестве нормативно-правовой базы выступают следующие документы [2].

- Государственной Думой РФ в I чтении (Постановление №2354-5 ГД) 26.06.09 принят текст законопроекта «Техничес­кий регламент «О безопасности элект­рических станций и сетей»;

- в № 35 —ФЗ от 26.03.03 (редакция от 06.12.11) «Об энергетике» на основа­нии № 242 - ФЗ от 18.07.11 введена статья 29.1 «Федеральный государственный энергетический надзор», за­крепляющая указанный орган испол­нительной власти в качестве надзор­ного органа, деятельность которого направлена, прежде всего, на пре­дупреждение, выявление и пресече­ние нарушений субъектами электро­энергетики требований надежности и безопасности в сфере электробез­опасности.

Крупные аварии (катастрофы) на объ­ектах электроэнергетики приводят к обесточиванию целых регионов. Особенную опасность они представляют в зимнее время, так как угрожают функционирова­нию всех систем жизнеобеспечения. Тем не менее вопросы безопасности энергетических объектов в НПБ в настоящее время искажены в своей сути и не находят в ней должного места.

Ситуация с НПБ особенно ослож­нилась после отмены обязательности ГОСТов в 2008 году и раздробления РАО «ЕЭС России» на ряд частных фирм: ОГК, ТГК, МРСК, сбытовые компании и т.д. Част­ные компании начали функционировать по законам рынка — «прибыль главнее всего, и частная собственность неприкосновен­на». Данные рыночные законы «подпитываются» противоречивостью и несовер­шенством нормативной базы. Результат был очевиден и запрограммирован. Как отметил В. В. Путин в программе «Вести» телеканала «Россия» от 19.12.11, «у руко­водства энергетического комплекса сов­сем другие интересы». Вероятно, интере­сы примитивного рынка: прибыль сейчас и любой ценой, даже в ущерб безопаснос­ти государства.

После отмены ГОСТов образовался «вакуум» в НПБ по всем разделам тех­ники, и Росстандарту было дано задание активизировать работу и ликвидировать отставание силами технических комите­тов (ТК) [2]. В частности, ТК 16 по энерге­тике предстояло разработать регламент по федеральному закону «Об энергети­ке», а в 2009 году был принят № 261 — ФЗ от 23.11.09 «Об энергосбережении и по­вышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные за­конодательные акты РФ», разработанный Комитетом ГД по энергетике.

Новый № 261 — ФЗ должен основывать­ся на техническом регламенте «Об энер­гетике». Но регламента, разработанного в соответствии с требованиями № 184 — ФЗ от 27.12.02 «О техническом регулиро­вании», нет. Сложилась патовая ситуация: надо разрабатывать иерархически подчи­ненный регламент при отсутствии основно­го регламента «Об энергетике».

Да и вообще, зачем нужна четкая НПБ новым владельцам энергетических компа­ний? Нет НПБ — нет и ответственности.

Для обоснования нежелания инвестиро­вать в возобновление выбывающих ре­сурсов были придуманы якобы научные новые теории: «ремонт по отказу» вмес­то ежегодных текущих и плановых ремон­тов (раз в четыре года); 50-летний и более парковый ресурс при условии идеальной диагностики и замены изношенного обо­рудования вместо 40-летнего паркового продленного ресурса [4]. Да, идеальная диагностика, может быть, и существует в идеальных условиях Москвы, где «под бо­ком» институты: ВЭИ, ВТИ, МЭИ, ВННИЭ, ОРГРЭС и др. Но как быть остальным субъ­ектом Российской Федерации, остальной России, где электростанции существуют в других условиях и пожинают плоды «про­дленного ресурса и идеальной диагностики» [5]?

Согласно п. 6.9.5. ПБ 09-540-03, для объектов с технологическими блоками всех категорий взрывоопасности в сис­темах контроля, управления и противоаварийной защиты запрещается исполь­зовать приборы, устройства и другие элементы, отработавшие свой парковый ресурс. Данное требование вытекает из № 116 — ФЗ «О промышленной безопас­ности» и перечеркивает «Концепцию о 50- летнем и более сроках эксплуатации энергетического оборудования» [4]. В этой же статье говорится, что парковый срок тур­бины, по данным завода-изготовителя, составляет в среднем 25 лет; однако по умолчанию уже приняли 40 лет.

При сложившейся практике модерни­зации и строительства блоков электро­станций в течение 5-10-15 лет хотелось бы увидеть, где начато строительство но­вых мощностей 12 165 МВт, которые надо сдать к 2020 году, и 16 260 МВт, заплани­рованных к 2025-му. А ведь это самый худ­ший прогнозируемый вариант развития электроэнергетики, с принимаемым за ос­нову 50-летним и более ресурсом, куда, несомненно, заложена работа с авария­ми, а может быть, и техногенными катас­трофами.

Обеспечение безопасности законами рынка в отсутствие адекватной НПБ или, наоборот, при преднамеренном субъ­ективном ее искажении — это нонсенс. Налицо конфликт интересов государс­тва и владельцев электроэнергетических компаний.

С учетом субъективного фактора, ог­ромной сложности вопросов, экспертизы, согласования и противоречивости самих законов совершенно неудивительно, что технических регламентов до сих пор нет, и вряд ли они появятся в ближайшее время. Особенно теперь, когда нашу НПБ надо приводить в соответствие с международ­ными стандартами в области безопаснос­ти после вступления в ВТО.

Упреждая переход на единую норматив­ную базу, технический комитет ТК 10 подго­товил, а федеральное агентство по техни­ческому регулированию ввело с 2007 года в действие в РФ документы МЭК: ГОСТ Р МЭК 51508 и ГОСТ Р МЭК 51511 [1]. Дан­ные ГОСТы должны определять норматив­ную базу в энергетике, так как признаки опасности закона «О промышленной бе­зопасности» полностью адекватны зада­чам вышеуказанных ГОСТов.

Подведем итог состоянию норматив­ной базы в энергетике.

Законы существуют, хотя в них есть эле­менты несовершенства, противоречивос­ти и подчиненности.

А что касается право­применительной практики по исполнению законов, ГОСТов и регламентов, то она вызывает ряд вопросов:

·         Электроэнергетика является компо­нентом национальной безопасности или только компонентом промышлен­ной безопасности?

·         Работают ли еще старые ГОСТы?

·         Новые ГОСТы «Р», в отсутствие соот­ветствующих регламентов, носят ре­комендательный или обязательный характер?

·         Поскольку отраслевых регламентов практически нет, какой НПБ в электро­энергетике пользоваться и на каком ос­новании?

·         Можно ли рыночными механизмами обеспечить планомерное развитие энергетики — компонента безопаснос­ти государства и как?

Рекомендательный характер, так же как и постоянное внесение поправок в нормативные документы, размывают, под­рывают и делают необязательным испол­нение принятых законов. Не последнюю негативную роль играет и № 94 — ФЗ от 21.07.05 «О размещении заказов на по­ставки товаров, выполнении работ, ока­зании услуг для государственных и муни­ципальных нужд». А уж об объеме и воз­можности правильного толкования новых ГОСТов и регламентов неудобно даже говорить.

Попробуйте дать для изучения и ру­ководства ГОСТ Р МЭК 51508 на рус­ском и ГОСТ Р МЭК 51511 на английском языках объемом с приложениями более 1000 страниц службам главного инже­нера или отделам проектных организа­ций опасных производств. Результат будет очевиден — «аварийный ложный останов»! Нельзя стремиться к бесконечной детали­зации стандартов и регламентов — это задача юристов и менеджмента. Ничего, кроме вреда разработчикам, производи­телям и специалистам по эксплуатации, он не принесет, так как сковывает и разруша­ет творческую инициативу при разработ­ке монтажа и эксплуатации новой техники. Избыток, непостоянство и противоречи­вость НПБ — естественное следствие ее детализации. Оно только значительно уве­личивает непроизводственный бюрокра­тический аппарат и загружает всех огром­ной, никому не нужной детальностью.

Критические квалифицированные за­мечания по ГОСТ Р МЭК 51508 и 51511 высказаны в книге Ю. Н. Федорова [3] объемом с приложениями также более 1000 страниц. При всем уважении к авто­рам хочется все-таки пожелать быть более краткими в изложении и пользоваться чет­кой и принятой в нормативных документах терминологией.

У авторов статьи есть замечание, каса­ющееся расчета нормируемого уровня бе­зопасности SIL3 [1] для опасного промыш­ленного объекта — электростанции (ЭС) и подстанции в соответствии с ГОСТ 51508. Для определения SIL необходимы показа­тели интенсивности отказов и факторы снижения риска RRF для всего оборудова­ния, входящего в технологическую цепоч­ку. С сожалением приходится констати­ровать, что поставщики оборудования на электростанции и подстанции и проекти­ровщики таких данных не предоставляют [6]. Более того, в техническом регламенте «О безопасности машин и оборудования» об этих показателях просто забыли. Там даже генератор ЭС не входит в перечень опасных машин. Возникает вопрос: кто го­товил и кто рецензировал этот регламент, который больше походит на набор закли­наний без необходимых количественных характеристик и ссылок на входные и вы­ходные нормативные документы?

Необходимо заметить также, что поня­тие «безопасность» намного шире понятия «надежность» и охватывает как технические, так и организационные компоненты, в том числе и человеческий фактор. Таким обра­зом, вопрос определения численных пока­зателей надежности и безопасности требу­ет своего законодательного разрешения.

Как же быть с промышленной безопас­ностью в электроэнергетике?

В последнее время изменилось многое, в том числе и задачи, стоящие перед энер­гетикой. Рассмотрим новый очень серьез­ный вызов современности — комплексное воздействие негативных форс-мажорных обстоятельств, к которым относятся:

- форс-мажорные природные явле­ния (опустошительные пожары летом 2010 года, суровая зима 2012 года);

- техногенные аварии в энергетике под влиянием износа;

- негативное влияние человеческого фактора;

- чрезвычайное осложнение кримино­генной обстановки;

- осложнение международной обста­новки.

Естественно, что учет данных факторов должен как-то повлиять на НПБ в энерге­тике.

По мнению авторов, понятие без­опасности в электроэнергетике нуж­но трактовать не в законе «О промыш­ленной безопасности», а в законе РФ «О безопасности», так как в новых усло­виях безопасность в электроэнергетике является «де-факто» компонентом наци­ональной безопасности.

Несомненно, что в такой ситуации должна быть перестроена вся работа по обеспечению безопасности электроэнер­гетики. Поскольку этот вопрос касается жизнеобеспечения людей, то занимать­ся этой государственной задачей должны все органы федерального и региональ­ного управления с соответствующей ква­лификацией и персональной ответствен­ностью. Несомненно и то, что безопас­ность энергетики требует средств — ин­вестиций. При инвестированных вложе­ниях всегда принято считать экономичес­кий эффект: нет эффекта — нет инвести­ционных программ и, следовательно, нет инвестиций.

Но как посчитать экономический эф­фект от Вооруженных сил, которые явля­ются компонентом национальной без­опасности? Никак. Тем не менее важность Вооруженных сил и энергетики на верхних этажах власти осознана, и планируется их серьезное финансирование.

По отчетам правительства, в 2011 году впервые ввели 6 ГВт новых мощностей. Но это только самое начало большой и труд­ной работы по обеспечению безопасно­сти РФ, в которой совершенная норматив­ная база будет играть главную роль.

Правильнее всего заявить на самом высоком уровне, что НПБ в области элек­троэнергетики есть. Не надо ждать еще 10 лет технических регламентов. Сущест­вующую НПБ надо просто правильно трактовать и неукоснительно исполнять. Контроль над исполнением возложен теперь на Федеральный государствен­ный энергетический надзор. Нерадивых собственников, не исполняющих НПБ, необходимо привлекать к уголовной ответственности, как не выполняющих тре­бования законов № 390 — ФЗ «О без­опасности» и № 116 —ФЗ «О промышлен­ной безопасности».

Для неформального выполнения своих функций у Федерального государственно­го энергетического надзора должны быть:

- полномочия,

- структура,

- техника,

- квалифицированные кадры,

- финансы для функционирования.

Подчинить в ранге «Агентства» его надо непосредственно Минэнерго, что благоприятно скажется на решении основных задач всего Минэнерго.

 

Литература

1.      ГОСТ Р МЭК 61508 — 1 -7. Функциональная безопасность систем электрических, электронных, программируемых электронных, связанных с безопасностью. М., 2007.

2.      ГОСТ  Р 1.0 — 2004. Стандартизация в Российской Федерации. М., 2004.

3.      Федоров Ю. Н. Справочник инженера по АСУ ТП. М.: Инфа-Инженерия, 2008. 920 с.

4.      Резинских      В. Ф. О предельном сроке эксплуатации оборудования ТЭС // Электрические станции. 2011. № 6.

5.      Сурба  А. С. Краткий обзор аварийности на электростанциях ЕЭС России в 2001-2002 гг. // Энергетик. 2009. № 6.

6.      XIII     Корпоративный презентационный день МРСК Северо-Запада. СПб. 2011.15 февраля.

7.      Постановления Правительства РФ № 753 от 15.09.2009 г. Технический регламент «О безопасности машин и оборудования». М., 2009.

 

 

 

 

 
 
Полное содержание статьи Вы можете найти в первоисточнике
Источник:  ©  Егоров В.Е., Егоров К.В., Михайлова О.А., Родионов Ю.А. Состояние современной нормативно-правовой базы в электроэнергетике. Академия энергетики, №  2,  2012.– С.56-60.
Материал размещен на www.transform.ru: 23.04.2012 г.
 

 

Перейти в форум для обсуждения

  ©  TRANSFORMаторы 2004—2010


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика ??????????? ????