Меню Закрыть

Как развиваются в Воронеже производства компаний, ушедших из России

Смена собственников, отток персонала, поиск новых поставщиков и ниш на рынке – с такими проблемами столкнулись многие отечественные предприятия с участием иностранного капитала. О потерях и обретениях бизнеса, вдруг из международного ставшего локальным, рассказали в столице Черноземья представители трех ключевых отраслей: машиностроения, пищепрома и IТ. Кейс-сессия состоялась в рамках форума имени Вильгельма Столля – немецкого промышленника и мецената, до революции открывшего в Воронеже два завода.

Время трансформации

Инвестиции немцев – важная страница в истории местной экономики. В новейшие времена самым известным проектом такого рода стало, пожалуй, дочернее предприятие Siemens – первое в России с 1916 года. Трансформаторный завод открылся в 2012-м, став одним из якорных резидентов индустриального парка "Масловский". Из-за санкций головная организация стала терпеть убытки от прежде успешного бизнеса в России и приняла решение о его продаже. Теперь завод носит нейтральное название "Воронежский трансформатор" и принадлежит энергетической компании "Интер РАО". Как и прежде, он проектирует, выпускает и обслуживает силовые и тяговые трансформаторы.

– Из наших конкурентов с рынка за прошлый год не ушел никто. Все остались и нагло начали воровать технологии, пользуясь тем, что Siemens не сможет защищаться. Главным соперником стала АФК "Система", куда, например, переманили группу наших конструкторов. Мы проспали внезапный рост цены на технарей, пришлось вводить удерживающие бонусы, – признал генеральный директор завода ООО "Воронежский трансформатор" Игорь Иванов. – Эта ситуация характерна для многих отраслей. Если технолог, скажем, в металлургической компании получал 70 тысяч рублей и уволился, то новые кандидаты запросят уже 140 тысяч… У нас ставился вопрос о повышении зарплат, но, если это сделать, подорожает конечная продукция. А сможем ли мы продать ее по такой цене? Московский завод АФК закончил год с убытком…

На фоне слухов о том, что предприятие Siemens закроют, удержать персонал было тяжело. Топ-менеджеры, правда, не дрогнули, хотя их звали в том числе в Европу – в материнскую компанию. Удержали в том числе и эмоции: "Мы столько вложили в этот завод!" В структуре Siemens он считался одним из лучших. Неблагоприятная ситуация сильно ударила по корпоративной культуре. Воровства на воронежском предприятии не было 20 лет, медные детали в цеху лежали спокойно. Сейчас кражи случаются.
По основным материалам проблем с закупками нет. По вспомогательным – возникли трудности.

Удержать персонал было тяжело. Топ-менеджеры не дрогнули, хотя их звали в том числе в Европу

– Усилилась монополия поставщиков. Так как рынок узкий, по некоторым позициям в России нашим требованиям соответствуют единичные предприятия. К примеру, обмоточный провод может делать только один завод. Регуляторы напряжения придется закупать только в Китае, – рассказал Игорь Иванов. – Испытательные станции для нашего оборудования производились в Швейцарии и Германии. Изоляционные материалы ищем в Турции, в Индии. Локализация такого производства в России невыгодна: она окупится при рынке от 20 миллионов евро, а у нас он в 2,5 раза меньше. То же самое касается выпуска КРУЭ – они даже на атомных станциях импортные. Впрочем, по сравнению с турбинным бизнесом проблемы в электротехнике – это еще цветочки.
Тяжелые металлические корпуса для воронежских трансформаторов теперь делают в Белгороде: ближе поставщиков не нашлось на те деньги, которые завод был готов платить. Альтернативу немецкой химии удалось создать в Подмосковье – специалисты из Хотькова очень быстро воспроизвели составы нужных смол и лаков.

Вместо системы управления ресурсами предприятия SAP внедрили российскую 1С. А вот с инженерным ПО для автоматизированного проектирования вопрос остается открытым.